Вместо взвода – бандитская шайка. Каким на самом деле был Северо-Западный фронт. Рассказывает офицер РККА

Вместо взвода это была банда разбойников. Каким на самом деле был Северо-Западный фронт. Офицер Красной Армии рассказывает

Великая Отечественная война

Мемуары солдат и офицеров, действительно побывавших на фронте, очень популярны среди читателей. Они не сопровождаются многочисленными литературными формулировками. Как правило, они правдивы, хотя и несколько субъективны. Чтобы написать эту статью, я изучил воспоминания советского солдата Ивана Митрофановича Новохацкого.

Иван Митрофанович был артиллеристом. У него было время побывать на разных участках фронта. Ему приходилось не только корректировать огонь артиллерии союзников, но и наводить мощные орудия на позиции противника. В своих воспоминаниях он рассказывал о жизни советского солдата на фронте, а не о своих героических подвигах.

Вместо взвода это была банда разбойников. Каким на самом деле был Северо-Западный фронт. Рассказ офицера Красной Армии.

В 1942 году Иван Новохацкий находился на одном участке Северо-Западного фронта:

«Летом и осенью 1942 года на Северо-Западном фронте шли тяжелые бои. Местность здесь была крайне неблагоприятной для ведения боевых действий — лесистая и болотистая. Северо-Западный фронт был создан в начале войны из Прибалтийского военного округа. Она охватывала направление на Ленинград с юго-запада и на Москву с северо-запада. К моменту моего прибытия на передовую, т.е. в декабре 1942 года, фронт вел тяжелые бои на границе между озером Ильмень и городом Хаем. «

Казалось бы, воевать в лесах и болотах просто невозможно: постоянная сырость, неустойчивая почва, комары. В действительности это были идеальные условия для советских солдат. Немцы всегда полагались на свою бронетехнику, которая не подходила для использования на такой местности.

«В течение 1942 и в начале 1943 года здесь шли ожесточенные бои. Наши войска постоянно атаковали противника, а он уже приспособился к этим атакам, укрепил свои позиции, и мы не могли продвинуться ни на дюйм. Впечатление было такое, что это мясорубка, которая каждый день перемалывает наши дивизии. Оборудование и, прежде всего, наши танки не могли быть использованы. Мы были удивлены и даже возмущены тем, что нападения происходили по прямой линии и практически в одном месте. Только после войны я понял, что это были силовые атаки, чтобы не дать противнику снять хотя бы часть своих войск с нашего направления и перебросить их под Сталинград или на Кавказ, где также шли ожесточенные бои.

Ценой огромных потерь фронту удалось выполнить эту задачу. Помимо обычных полевых войск, здесь сражались морские бригады с Дальнего Востока. Я помню колонны моряков в черных куртках и пальто, немцы называли их «черная смерть». Прошло четыре или пять дней, и от всей бригады осталось несколько человек, которые уехали в тыл на двух или трех санях. В течение недели или двух дивизии теряли до 80 процентов личного состава. «

Вместо взвода - бандитская шайка. Чем на самом деле был Северо-Западный фронт. Рассказ офицера Красной Армии.

В немецких мемуарах часто встречаются подобные ситуации. Немцы явно не были готовы к длительной войне, надеясь на мгновенный успех.

Наибольшие трудности возникли у тыловых подразделений. Потребность в боеприпасах и боевом имуществе была огромной, а их доставка невозможной. Железных дорог не было, дороги представляли собой топкое болото.

Читайте также:  «Гитлер относился к этому наступлению очень двойственно» – немецкий историк о битве под Курском

«У нас не было такой дороги (узкоколейной железной дороги), поставки осуществлялись автотранспортом. Дороги, даже в сухой сезон, были труднопроходимыми, особенно в болотистой местности. Во время весенней распутицы местность превращалась в уплотненное болото, по которому невозможно было передвигаться на транспорте. По этой причине к фронту была проложена «дощатая дорога». Сначала поперек дорожки укладывались сплошные доски из бревен, поверх которых укладывались продольные бревна, верх которых шлифовался. Из-за трудностей со снабжением фронт постоянно страдал от нехватки боеприпасов и продовольствия. Весной было очень трудно доставлять продовольствие на фронт, и на фронте была настоящая голодовка. Лошадей, убитых зимой, выкапывали из-под снега. Но даже это было редким успехом. Солдаты умирали от голода. Из березовой коры варили кашу. В общем, выход из ситуации был найден. «

Вместо взвода - бандитская шайка. Что на самом деле представлял собой северо-западный фронт. История офицера Красной Армии.

Первое знакомство нашего героя с местностью и сопровождающими его солдатами было довольно интересным:

«К вечеру я нашел тыловые войска полка, к которому был приписан. Они находились в сосновом лесу, но лес был почти весь. Война есть война, не было времени и некому было разбираться с тем, что я закончил артиллерийское училище, а не училище связи. Мне кратко объяснили мою задачу: обеспечить командира полка, точнее его наблюдательный пункт (НП) и командование полка телефонной связью с дивизиями. Взвод, которым я должен был командовать, находился в бою, то есть в боевом построении. Конечно, мне пришлось ознакомиться с ним во время боя. Поздно вечером в землянке при свете провода мы соорудили «рождественский стол». Где-то мы взяли пару ящиков из-под снарядов, накрыли их плащ-палаткой и открыли банки с консервами. В то время были очень популярны американские мясные консервы, которые солдаты в шутку называли «второй фронт». Всего было четыре или пять человек и я. Но, по правде говоря, я не пил, а сделал два глотка и сидел, слушая рассказы солдат. Выпив, мои подчиненные хвастались между собой своими воровскими подвигами. Один рассказывал, как он ограбил универмаг, другой — сберегательную кассу и так далее. Сержант Зина слушал и слушал, а потом, ударив ложкой по ящику, заявил, что он был атаманом группы на Холодной горе в Харькове. Там и сейчас есть такая территория. Я сел в уголок и задумался: где я оказался — не во взводе, а в бандитской малине.

Успокоившись, все легли спать, я тоже, думая, что они выдумали многое из того, что я слышал. Но позже от командира батареи (старшего лейтенанта Корейши) я узнал, что это правда. Летом полк получил новый полк, прибывший по железной дороге из мест изоляции. Все они были преступниками и не были политиками. «

Вместо взвода - бандитская шайка. Что на самом деле представлял собой северо-западный фронт. История офицера Красной Армии.

Несмотря на разнообразный состав подразделений, разногласий было немного. Времени на препирательства не было, мы должны были бороться. Однако были и занимательные эпизоды:

«Однажды я заметил, что один из солдат прячет от меня свое лицо, которое было довольно разбитым, почерневшим и распухшим. Попытки выяснить, что произошло, закончились утверждением солдата, что он упал и ударился лицом во время обстрела. Это могло случиться. Но, подозревая, что что-то не так, я начал расспрашивать Зину: «Что это?». Сначала он колебался, но потом сказал мне, что этот солдат — бывший вор-карманник. Они, бывшие настоящие воры и бандиты, презирали таких. Но дело было не в этом. Он был пойман на краже порции хлеба, за что был избит. «

Вместо взвода - бандитская шайка. Что на самом деле представлял собой северо-западный фронт. История офицера Красной Армии.

В своих воспоминаниях Иван Митрофанович уделил особое внимание условиям жизни советских солдат, которым было трудно выжить в болотистой местности:

Читайте также:  Кто был союзником СССР во Второй мировой войне

«С продуктами питания было сложно. Хлеб делили поровну на всех, и один из них поворачивался и говорил, какой кусок кому достался. А поскольку большинство солдат постоянно дежурили на телефонных станциях или ремонтировали телефонные линии, пайки хлеба оставались в бункере до их прибытия. На фронте обычно было два приема пищи в день: утром до рассвета, когда было темно и враг не мог видеть, и вечером, когда наступала темнота. В целом, повседневная жизнь на фронте была самой примитивной. Весь день шли ожесточенные бои, а времени хватало только на свои дела, о которых я расскажу ниже. Вечером бои обычно затихали, и нам было где обсохнуть и отдохнуть.

В нашей землянке не было плиты. Мы сушились у костра, чтобы враг не заметил, ложились где-нибудь у корней выкорчеванного дерева или в кратере, если там не было воды, а иногда делали что-то вроде палатки из елового лапника и сушились там у небольшого костра. Они также избавились от вшей, которых было очень много, а некоторые буквально кишели ими. Они снимали футболки или штаны и держали их над огнем, пока вши не сварились. Та же процедура была проведена с верхней одеждой. Однако пальто или полупальто нельзя было растягивать над огнем, и вши могли остаться там. Днем, во время бега, их запах не ощущался, но ночью они досаждали нам.

В баню мы ходили не чаще одного раза в месяц. Баня представляла собой небольшую площадку, огороженную ветками, на земле лежали кегли. Всю одежду, кроме пояса и обуви, клали на решетку, которая представляла собой обычную железную бочку. На дно бочки наливали воду, укладывали бревна и решетку из прутьев и клали на нее одежду. Бочка была помещена над огнем. Вода в бочке закипала, и одежда пропаривалась горячим паром. Эта процедура заняла один час. В это время каждому давали ведро горячей воды для мытья. Конечно, большую часть времени приходилось танцевать голым на холоде, особенно зимой, для солдат и офицеров не было постельного белья. Шуба или полушубок, пудреница, сумка — вот и все «приданое».

Если им удавалось втиснуться в землянку, они спали, прижавшись друг к другу для тепла. Иногда, если позволяла ситуация, мы разжигали костер вечером, вернее, до наступления темноты. Когда земля под костром прогрелась, угли выгребли, постелили лапник, и мы легли, накрывшись плащ-палаткой. Таким образом, в нем было теплее, чем в неотапливаемой землянке. Как правило, отсутствовали и туалетные принадлежности. Хорошо, если утром можно было ополоснуть лицо из лужи или болота, вытерев его краем пальто. Большинство из них были грязными от копоти пожаров. В целом, жизнь была самой примитивной. «

Читайте также:  Химическое оружие: как применяли и почему отказались

Вместо взвода - бандитская шайка. Что на самом деле представлял собой северо-западный фронт. История офицера Красной Армии.

После описания повседневной жизни пришло время поговорить о сражениях. Поскольку болотистая местность не позволяла использовать бронетехнику без разбора, вся тяжесть боя легла на плечи советской пехоты. Бои шли безостановочно, хотя линия фронта практически не менялась. Постоянные локальные стычки добили противников:

«Уже в первый день мои представления о фронте полностью подтвердились. На рассвете началась ожесточенная битва. Наши войска пытались атаковать противника. Конечно, противник отбил нашу атаку всей своей огневой мощью. Гром канонады нашей артиллерии и минометов сливался с грохотом вражеских снарядов и мин, грохотом пулеметных, автоматных и ружейных выстрелов, криками «Ура», проклятиями, воплями и стонами раненых — все это сливалось в сплошной, тяжелый рев боя. Эта «музыка» дополнялась воздушными боями в небе, ожесточенными бомбардировками и штурмовыми ударами вражеской авиации. Вблизи линии фронта лес был сильно поврежден снарядами и бомбами. Большинство деревьев были сломаны или распилены на щепки на разной высоте. Местность была усеяна траншеями, почти все они были усеяны воронками от бомб и снарядов. В воздухе стоял смрад от снарядов, мин, бомб и пожаров.

Как правило, раненым приходилось добираться до ближайшего медицинского пункта, расположенного в полутора-двух километрах, ползком или на подвесной тележке. Санитары обслуживали только тяжелораненых, тех, кто не мог самостоятельно ползти.

Здесь хоронили мертвых, и их было много. Похоронить их — слишком сильное слово.

Помню, в одном месте, в 300-400 метрах от линии фронта, был родник. Солдаты из ближайших частей приходили туда за кувшином воды. Вражеский снайпер, спрятавшийся где-то, казалось бы, на нейтральной территории, делал свое грязное дело. Когда я пришел туда, у родника уже лежало четыре или пять трупов. Сначала я не понял, что происходит, сделал глоток и продолжил. Когда до него оставалось примерно 20-30 шагов, я услышал щелчок пули и обернулся. Пуля попала в другую жертву, которая пришла к роднику после меня.

Вместо взвода - бандитская шайка. Что на самом деле представлял собой северо-западный фронт. История офицера Красной Армии.

Хотелось бы отметить, что в годы Великой Отечественной войны не было четкого разделения на специальности. Сегодня солдаты защищались в лесах, завтра они уже штурмовали город. И через несколько месяцев они уже закрепились в степи. Конечно, нельзя формировать мнение о событиях Великой Отечественной войны на основе воспоминаний только одного участника, поэтому советую вам ознакомиться с большим количеством источников.

Какой участок Восточного фронта, по вашему мнению, был самым трудным?

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Великая Отечественная